Европейский свод требований по совместимости – “великое поражение” для СПО?

Открытое ПО ПО Свободное ПО Софт
, Текст: Егор Гребнев
Новая версия Европейского свода требований по совместимости вызвала противоречивую реакцию в сообществе СПО. Одни участники сообщества считают, что формулировки документа слишком размыты, а фактические последствия для СПО будут негативными. По мнению других, этот документ является взвешенным компромиссным решением.

На прошлой неделе Европейская комиссия подвела черту под затянувшимся согласовательным процессом и утвердила новую версию 2.0 документа European Interoperability Framework (Европейский свод требований по совместимости, EIF). Новый документ станет основным ориентиром по вопросам интероперабельности в государственных информационных системах Европы и заменит собой предыдущую версию, разработанную в 2004 году.

Новая версия EIF остается рекомендательным документом, требования которого не имеют обязательной силы, за исключением электронных государственных услуг пан-европейского масштаба. Как говорится в сопровождающих пресс-релиз материалах, Еврокомиссия “выступает в роли катализатора, содействуя модернизации государственных услуг на европейском пространстве, а также в роли посредника, содействуя странам-членам в координации их усилий в этой области”. Вместе с тем, опубликованная в 2004 году версия EIF стала весьма авторитетным документом, став эталоном при разработке национальной политики области интероперабельности для Европы и даже для зарубежных стран.

Наиболее конфликтная часть Европейского свода требований по совместимости – это критерии отбора технологий, на основе которых предполагается создавать интероперабельные системы. Длительное время этот конфликт разворачивался вокруг термина “открытые стандарты”, который был использован, в частности, в EIF 1.0. Однако, как и в России, слово “стандарт” обладает в Европе вполне определенным содержанием – это должна быть спецификация, утвержденная одной из признанных организаций в области стандартизации. В то же время, “открытые стандарты” могут указывать и на спецификации, разрабатываемые в рамках неформальных отраслевых форумов.

В конечном счете, Еврокомиссия приняла соломоново решение, и в EIF 2.0 вовсе отказались от использования термина “открытые стандарты”, заменив его на более нейтральный термин “открытые спецификации”.

Однако на этом спор не закончился. Какие именно спецификации можно считать открытыми? Никто сегодня не спорит с тем, что заинтересованные участники должны иметь возможность участвовать в разработке открытой спецификации. Аналогичным образом, никто не отрицает, что открытая спецификация подразумевает возможность доступа к тексту со стороны любого желающего. Вопрос в том, допустимо ли взимание платы за доступ к открытой спецификации, и если да, то в каких размерах? И на каких условиях собирать эту плату: единоразово или же путем выплаты роялти, объемы которого, как правило, увеличиваются пропорционально количеству продуктов, в которых используется спецификация?

Для сторонников СПО, многие из которых являются частными лицами и не имеют возможности выплаты сколь-либо существенных платежей, выплата единоразовых платежей затруднительна, а выплата роялти — однозначно неприемлема.

Для большинства крупных поставщиков, действующих на рынке программного обеспечения, отказ от взимания роялти фактически сведет на нет те конкурентные преимущества, которые они имеют благодаря своим патентным портфелям (среды различных видов интеллектуальной собственности взимание роялти наиболее органично именно для патентов). И не важно, что в Европе патенты на программное обеспечение сегодня недействительны – такие документы, как EIF направлены не на настоящее, а на будущее, а война за признание софтверных патентов в Европе еще далека от завершения.

На первый взгляд, в новой формулировке EIF удалось вполне примирить интересы обеих спорящих сторон: “Лицензии на права интеллектуальной собственности, связанные со спецификациями, предоставляются на справедливых, разумных и недискриминирующих (FRAND) условиях или же на условиях, не предполагающих выплаты роялти, так что обеспечивается возможность их реализации как в проприетарном ПО, так и в ПО с открытым кодом”. Европейский фонд свободного ПО (FSFE) считает, что приведенная формулировка благотворно скажется на сообществе СПО: “В документе прямо указывается, что открытые стандарты (названные там “открытыми спецификациями”) должны допускать возможность создания реализаций в свободном ПО”. Хотя FSFE признает, что условия FRAND плохо совместимы со свободным ПО, однако их присутствие в EIF, по мнению организации, является не более чем досадным результатом бюрократического крючкотворства.

Известный в СПО-сообществе британский блоггер Глин Муди (Glyn Moody) придерживается более пессимистической точки зрения. Принятие EIF 2.0 в текущем виде он называет “великим поражением”. “Казалось бы, Европейская комиссия предложила сбалансированный компромисс, указав допустимость как FRAND, так и спецификаций, не предполагающих выплаты роялти, – рассуждает английский блоггер. – Но если задуматься, то формулировка “на условиях FRAND или же на условиях, не предполагающих выплаты роялти” идентична FRAND, поскольку FRAND включает в себя условия, не предполагающие выплату роялти, как более строгое подмножество. Европейская комиссия упомянула здесь “условия, не предполагающие выплаты роялти”, чтобы бросить кость тем, кто об этом просил”.

Кроме того, Глин Муди считает, что предложенная Еврокомиссией формулировка может быть интерпретирована так, чтобы отсечь определенное подмножество Open Source-лицензий, включая наиболее распространенную лицензию GPL: “Таким образом, на практике это означает, что требования FRAND, отсекающие, например, GPLv2, полностью приемлемы, при условии что другие лицензии Open Source – которых множество – могут этим требованиям удовлетворить”.

Кроме того, разочарование у Глина Муди вызвало чрезвычайно размытое, на его взгляд, определение “открытости”, соблюдение которого, к тому же, сопровождается рядом оговорок: “Европейские государственные учреждения могут и вовсе не принимать в расчет подобную лишенную содержания “открытость”, когда речь идет об “унаследованных системах” или о “некоторых других факторах”, то есть, по большому счету, во всех случаях”, – сетует Глин Муди.

Отвечая на замечания Глина Муди, президент FSFE Карстен Герлоф (Karsten Gerloff) пишет: “В целом, я разделяю многие из перечисленных им опасений. Но в то же время, я не согласен с его тезисом, что EIFv2 – это “великое поражение”. Если бы не целенаправленная работа FSFE и других, то документ был бы намного хуже. Хотя некоторые из вопросов и оставлены открытыми, он отражает определенный прогресс”.